Даниил Пилипенко: «У профессионалов в любой области всегда много внешних отличий»

Photo

Я работаю в области программирования с 2004 года. C 2006 работал в издательстве журнала «Вокруг Света», с 2008 года возглавил там отдел разработки. Тогда же у меня появилась первая веб-студия, и пришлось нанимать сразу очень много программистов. Каждый день я часами собеседовал людей и, в результате, заболел. Находясь на больничном, я разработал систему, которая задает вопросы кандидатам, а кандидаты дают ответы в свободной форме. Система при этом детально следит за поведением кандидата: списывает человек или нет, как долго думает, насколько он уверен в своих ответах и так далее.

В 2009 году я увлекся психоанализом. Тогда в какой-то момент я увидел, что среди тех, кто работает в программировании, есть настоящие профессионалы и есть те, кто просто зарабатывает деньги. Профессионалам это просто интересно – они работают либо бесплатно, за идею, либо очень дорого. Мне повезло – удалось «вырастить» нескольких профессионалов. Ребята начинали тестировщиками или обычными программистами с окладом в 15 000 рублей, а сейчас работают тимлидами в крупнейших IT-компаниях страны и мира. В какой момент я понял, чем отличаются профессионалы от любителей. И последние два года я активно занимаюсь этой темой.

Наша методика основывается на очевидных вещах, которые всем известны. Принципы, которые используют рекрутеры, зачастую довольно сложны. Наша система значительно проще. Главный её принцип состоит в том, что основа профессионализма – активный и глубокий интерес. Если у человека есть такой интерес, его можно считать профессионалом – либо начинающим, либо очень опытным. Очень распространённая история: ребёнку очень интересно что-то делать, он долго этим занимается, развивает это в себе, потом вместе с родителями выбирает соответствующую школу, институт, и активно идёт по этому пути – по пути того, что ему интересно. Часто бывает обратная ситуация: человек поступает в ВУЗ не потому, что ему интересно, а по настоянию родителей, и тогда он рискует потерять себя. Может быть, не навсегда, но, как правило, очень надолго. Его первое место работы обычно бывает связано со специальностью, по которой он учился. А дальше уже семья, дети, и возможностей для  профессионального роста в сфере своих интересов становится значительно меньше.

У профессионалов в любой области всегда много внешних отличий – они выбиваются из общей массы людей. Как правило, их доход на несколько порядков выше, чем у коллег. Как стать профессионалом и зарабатывать много? Этот вопрос интересует многих, и ответ на него известен. Если человеку интересно то, что он делает, и у него нет внутренних и внешних препятствий, то он будет развиваться и приобретать новый опыт, знания, умения и навыки. Как сказал психотерапевт Михаил Литвак, счастье – это когда «хочу», «могу» и «должен» имеют одно и то же содержание. Так вот, «хочу» — это интерес, «могу» — это умения и навыки, а «должен» — это спрос на то, чем человек занимается.

Очень важное обстоятельство – спрос на то, чем человек занят. Часто профессионалы бывают невостребованными потому, что неправильно упаковывают то, что умеют делать. К примеру, швея-мотористка может взять и основать свою компанию по производству одежды, или открыть дизайн-студию, или завод. Или заниматься индивидуальным пошивом элитной одежды. Но если ей это все не интересно, она пойдет на предприятие в далеком городе и будет получать условные 5 тысяч рублей в месяц.

В качестве миссии нашей компании мы видим выявление того, в чем человек будет профессионалом. У нас очень много случаев трудоустройства людей, которые совершенно не представляли, что они могут достичь таких высот.

Интересный случай произошел осенью прошлого года. К нам пришел заказ на iOS-разработчика на зарплату в 150 000 рублей. Пришел очередной кандидат, я посмотрел резюме и отказал ему: там не было ни официальных мест работы, ни примеров реализованных приложений. Но он от нас не отстал: он писал нашему менеджеру снова и снова. И тогда я попросил дать ему достаточно сложную задачу, подумав, что он, скорее всего, с ней не справится, и перестанет нам писать. Через пару дней пришёл результат. Задание было выполнено верно. Я тут же связался с ним по Skype и спросил, какой язык программирования он знает хуже всего. Он ответил: «Java». Тогда я сказал ему: «Хорошо! Значит, будем писать на Java», попросил его открыть режим демонстрации экрана в Skype и дал ему задачу, разрешив пользоваться Google. Через 20 минут он успешно решил эту задачу, а потом погрустнел и сказал: «Я явно не подхожу вам, я очень слабый. Возьмите меня, пожалуйста, хотя бы на 30 000 рублей в месяц на первые полгода». Я ему ответил: «Забудьте про свои 30 000, идёте на 150 000, но будьте готовы работать 48 часов в сутки!». Я отправил резюме заказчику, и мы организовали ему там собеседование. Через неделю я звоню заказчику и спрашиваю, как там наш кандидат. Я сам о нём уже почти забыл и подумал, что ему, наверное, отказали. Заказчик говорит: «Он уже неделю работает, выставляйте счёт!» В апреле этого года я вдруг узнаю, что он уже получает 400 000 рублей в месяц и руководит всей разработкой в этой компании! Вот такая история. Сколько таких же профессионалов продолжает получать 30 000 рублей в месяц и скромно ютиться на низших должностях?! Можно только догадываться.

В данный момент наша компания работает только в IT-сфере, но в перспективе мы планируем заняться и другими сферами. Мы подбираем профессиональных разработчиков, а также оцениваем профессионализм кандидатов, которых заказчики находят сами, или даже проверяем сотрудников, уже работающих в компаниях.

Ещё одно направление – это индивидуальные консультации. К нам приходят люди, чтобы разобраться в себе. Мы определяем степень профессионализма и далее либо предлагаем профориентацию, либо помощь и поддержку в той сфере, в которой человек уже работает. Чтобы вырасти до суперпрофессионала, важно, чтобы ничего не мешало – ни внутри, ни снаружи. Очень частое препятствие – мысли вроде «так я много не заработаю» или «для этого нужны связи». Если с человеком поговорить и объяснить ему, что на самом деле никакие связи не нужны, и зарабатывать он сможет достаточно, это может ему значительно помочь.

Во всем этом очень важна внутренняя мотивация. Деньги, время, дополнительные ресурсы вторичны. Я часто слышал фразу, что программисты никогда не сидят без хлеба. То же самое слышал о врачах, юристах, бухгалтерах. Факты говорят, что если человек настоящий профессионал своего дела, он может добиться очень многого – и очень многое иметь.

Чтобы адекватно оценивать людей, мы привлекаем высококлассных профессионалов, тимлидов из крупнейших IT-компаний страны и мира. Эти люди помогают нам в составлении методик подбора, и мы платим за это большие деньги. Мы считаем, что профессионала лучше всего может оценить только профессионал в этой же сфере. И это второй принцип нашей методики.

Третий принцип, который мы используем, состоит в том, что профессионала можно определить только по тому, как он работает. Ни по резюме, ни по рекомендации, ни по «общему» собеседованию этого сделать нельзя.

Очень сложно понять, что человек – профессионал. Но один из базовых принципов психоанализа – взгляд со стороны – помогает это сделать. Это сложная методика, и люди проходят длительные курсы психотерапии и профориентации, чтобы научиться понимать, чем они хотят заниматься в жизни. Мы тоже не можем сразу и однозначно ответить на этот вопрос, но можем помочь человеку определиться или поддержать его решение. Поддержать так, чтобы ему стало ясно, куда двигаться, и чтобы он обрёл силы двигаться.